Дневники на Parapetros.ru-Ксана
Вход Регистрация
Перейти: Дневники Ксана
Ксана [off] (6 Марта 2018 в 11:30) *
28.06.16 Добавила ссылку на статью с интересными фактами о монастыре)
_________________________

Недавно посчастливилось съездить к Козельщанской иконе Божией Матери.
Этот образ находится в теплом Покровском храме
img
Рождества Богородицы женского монастыря:
http://kolokray.com/pic/attraction/upload/features/18201354032311/new_2.jpg
*
img
А этот в соборе Рождества Богородицы
img
Собор Рождества Богородицы очень красивый вид с южной стороны, вид с алтарной стороны, вид с западной стороны
Мои фото (4 шт.):
фото1-Собор утром
До разрушения большевиками иконостас храма был сделан из белого мрамора со вставками из бразильского оникса, с позолоченной резьбой, Царские врата с венецианской мозаикой. Но и сейчас внутри очень красиво :)
фото 2, фото 3, фото 4
"Козельщанская икона Божией Матери принадлежит к числу икон позднейших по времени прославления (1881) и вместе с тем к числу наиболее почитаемых. Икона эта итальянского происхождения и была привезена в Россию одной из придворных императрицы Елизаветы Петровны (1741 - 1761). Владелица иконы вышла замуж за писаря Запорожского войска Сиромаху. Так икона попала на Украину. В XIX в. она принадлежала роду Капнистов и была их семейной святыней. Икона находилась в селе Козельщине Полтавской губернии."
"Сам женский Рождества Богородицы монастырь был основан в 1886г. Но созданию этого монастыря предшествовала интересная история чудесного исцеления дочери Марии графини С.М. Капнист, урождённой Остроградской, владелицы усадьбы в с.Козельщина.
-
Мария воспитывалась в Полтавском институте благородных девиц. В 1880 году Владимир Иванович узнал из письма начальницы института о болезни дочери и тотчас отправился в Полтаву. Мария получила вывих ступни; как определил доктор Мейер, «от неправильного уклона ноги в сторону». Граф, несмотря на уверения Мейера, что болезнь неопасна, повез дочь в Харьков к знаменитому хирургу Груббе. Профессор Груббе также диагностировал вывих и наложил на ногу гипсовую повязку. По его совету был приготовлен особый башмак, который, соединяясь с крепкими пружинами, обхватывал ногу больной повыше колена, давая ноге возможность иметь крепкий упор, не тревожа больного места. В этом башмаке больная возвратилась с отцом в имение. Прошел пост, наступил праздник Пасхи, а больная не почувствовала облегчения. Напротив, в первый день Светлой недели у нее искривилась и другая нога. На следующий день отец с дочерью были уже в приемной доктора Груббе, который и на эту ногу надел стальные пружины и отправил больную на Кавказ лечиться минеральными водами.
-
Во время путешествия на Кавказ Марии становилось все хуже и хуже. Кроме упадка сил она потеряла чувствительность в руках и ногах. Уколов не чувствовала. Доктор Иванов, лечивший на водах, очень заинтересовался болезнью молодой графини. Во время осмотров он, помимо известных уже повреждений, открыл вывихи в плечевых суставах и в левом бедре, причем указал на сильную чувствительность спины, прикосновение к которой доставляло больной сильное страдание. Даже стук и громкая речь отзывались болью в позвоночном столбе. Доктор пришел к выводу, что у графини «страдание спинного мозга во всю длину и природные вывихи костей». Считая эту болезнь очень серьезной, даже неизлечимой, он советовал графу везти больную на зиму или в Москву к Кожевникову, или в Петербург к Мержиевскому... «Лучше всего, – прибавил он, – к Эрбу в Гейдельберг или к Шарко в Париж». Иванов сознавался, что причины болезни ему неизвестны. Прописанные Ивановым электричество, ванны, железистые воды внутрь нисколько не помогли больной. Домой она вернулась еще более расслабленной.
-
В октябре все семейство приехало в Москву. Здесь больную лечили доктора Кожевников, Корсаков и Склифосовский. Кроме того, приглашались такие известные врачи, как Митропольский, Павлинов и Каспари. Все они не скрывали, что считают болезнь Марии неизлечимой, хотя и советовали поехать за границу к Ботеру или к профессору Шарко в Париж.
-
Вскоре стало известно, что знаменитый парижский врач собирается сам приехать в Москву к больной дочери богача Ивана Лямина. Между тем Мария очень страдала в столице и просила увезти ее домой, в Малороссию. Врачи разрешили, графиня с дочерью уехали; граф остался ждать Шарко. По приезде профессора он должен был прислать телеграмму, чтобы Марию везли в Москву. «Тринадцать месяцев грызло меня горе, тринадцать месяцев я должен был приучать себя к мысли, что смерть – лучший и неизбежный исход для несчастной страдалицы, которую я так люблю», – вспоминал потом граф об этом времени.
-
21 февраля 1881 года в имение пришла телеграмма о приезде Шарко. Это известие не обрадовало Марию: она представила утомительную дорогу в вагоне, лица докторов, лекарства и процедуры, самого Шарко, который, быть может, отнимет у нее последнюю надежду на выздоровление. Мать пошла похлопотать о приготовлении в путь. С помощью прислуги она скоро собрала все нужное и поднялась к дочери. Указав ей на фамильную икону, графиня сказала: «Маша, мы едем в Москву. Возьми, дорогая, образ Богоматери, почисти ризу». (В семье Капнистов был обычай чистить ризу на иконе каждый раз, когда предстояло какое-то важное дело.) Графиня вышла; Мария взяла образ в руки и начала молиться. И вдруг она ощутила силу в ногах и оконечностях рук, которых до этого не чувствовала. И чувство это было настолько сильным, что девушка громко закричала:
– Мама, мама! Я чувствую руки! И ноги тоже!
Она стала срывать с ног стальные восьмифунтовые упорки и бинты. Графиня была так поражена, что и не знала, что делать. Радостный и окрепший голос дочери, ее быстрые движения, изменившееся лицо – все это заставило ее в первую минуту подумать, что Мария лишилась рассудка. Сбежались все, кто был в доме. Расслабленная девушка расхаживала по комнате совершенно здоровая. На другой день графиня со здоровой дочерью и образом Богоматери отправилась в столицу. На Курском вокзале их встретил граф Капнист. Вряд ли можно описать, что почувствовал отец, увидев дочь совершенно здоровой.
-
На осмотр своей бывшей пациентки приехали Павлинов, Каспари, Корсаков, Склифосовский. Все они признали графиню совершенно здоровой и дружно выразили недоумение. Профессор Склифосовский сказал, что он смущен и с научной точки зрения объяснить случай выздоровления больной не может. Сам Шарко, ознакомившись с историей болезни, предположил, что графиня страдала истерией, но в то же время не смог объяснить ее вывихи в руках и ногах и мгновенное выздоровление. «Подобного случая я в своей практике не встречал, – сказал Шарко. – Если бы отец, мать, дочь и доктора, лечившие больную, не были свидетелями-очевидцами ее болезни и сами же не рассказывали мне о ней, я все слышанное от них счел бы мистификацией»
-
Вскоре весть о чудесном исцелении разнеслась по Москве. Графа буквально завалили визитными карточками и предложениями по содействию в устройстве драгоценной ризы и строительству церкви. В самой столице произошло несколько десятков поразительных исцелений. Образ поставили для поклонения в одной из московских церквей; церковь не могла вместить всех желающих поклониться иконе. Люди буквально давили друг друга за клочок ваты от иконы и за каплю святой воды. В марте 1881 года граф отбыл с иконой на родину. В деревне его уже ждали толпы богомольцев. Графу пришлось устроить в своем саду часовню; с утра до глубокой ночи два священника, постоянно чередуясь, служили перед ней молебны. Были дни, когда народу собиралось до четырех или даже пяти тысяч в день и целование образа продолжалось с раннего утра до захода солнца.
-
На имя графа приходили сотни писем с описанием поразительных исцелений, причем часто подписи были заверены у нотариуса. После расследования чудес комиссией архиепископа Полтавского и Переяславского Иоанна Козельщанская икона Божией Матери была признана чудотворной, и ей установили празднование 21 февраля / 6 марта, в день чудесного исцеления молодой графини. Вскоре в имении Капнистов выросла церковь, куда и перенесли святую икону.
-
Что касается дальнейшей судьбы исцеленной дочери графа, то она неизвестна. Скорее всего, Мария Владимировна Капнист покинула Россию с первой волной эмиграции. Но в январе 1999 года я встретился в Петербурге с Аллой Ивановной Капнист, прапрапраправнучкой того самого венецианского графа, грека Василия Канисси – родоначальника русских Капнистов. От нее я узнал, что чудесные исцеления в семействе Капнистов продолжались и после Февральской революции. Так, сама Алла Ивановна по горячей молитве в 1978 году исцелилась от опаснейшего глазного заболевания."
***
Подробная статья того времени об иконе, приводятся медицинские заключения, письма докторов, свидетельствующие о болезни и исцелении Марии, письма графу Капнисту со свидетельствами об исцелениях паломников: http://dearfriend.narod.ru/books/other/29.html
***
Статья 1891 года о монастыре: http://www.p-seminaria.ru/mon_st2.html
***
Как плакала икона в 20-е годы и массовое паломничество: http://a-avvakum.livejournal.com/77663.html
*
Хорошая статья об иконе и истории храма: http://gazeta.zn.ua/CULTURE/chudo,_tvoryaschee_chudesa.html
***
В Москве при Медведниковской больнице на Большой Калужской улице (построена в 1904 г.) был открыт храм в честь Козельщанской иконы Божией Матери. В 1923 году храм был закрыт большевиками, в 1992 году вновь открыт для Богослужений, но при этом переименован в честь Святителя Алексия, митрополита Московского, равно как и сама больница из Медведниковской стала Алексеевской.
Иконостас Храма: Ссылка
Внешний вид, старинное фото: Ссылка
и ещё: Ссылка
Кстати, эта больница - до 26 мая 1992 года ЦКБ №5 г.Москвы - единственное лечебное учреждение Русской Православной Церкви
Файлы дневника (6)
Комментарии (2)
На главную
Всего: [40 | 0 | 25 ]
Генерация: 0.079 сек


Счетчик
© DCMS